ПравительствоПрефектураГАЗЕТА ЛЕФОРТОВОИнтернет приемная
Благоустройство района 2016
Основной сайт управы района Лефортово
Карта сайта
Главная
О районе Лефортово
Управа района Лефортово
МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ОКРУГ ЛЕФОРТОВО
Государственные услуги
Куда обратиться при несчастном случае
Совет муниципальных образований ЮВАО
МФЦ района Лефортово
ПРЕСС-ЦЕНТР
Мэр Москвы – о развитии города
Москва. Для жизни. Для людей.
Куда обратиться
Противодействие коррупции
Антитеррористическая комиссия
ОДНО ОКНО
Жилищно-коммунальное хозяйство
ГБУ "Жилищник района Лефортово"
ГКУ ИС района Лефортово
ГБУ по работе с населением Лефортово
Молодежная палата
ПРОГРАММА комплексного развития района Лефортово
Публичные слушания 2015 год
Потребительский рынок и услуги
Бюджет управы района Лефортово
Социальная сфера
Спортивная и досуговая работа
КДН и ЗП
ОМВД информирует
Общественные пункты охраны порядка
МЧС информирует
"МОЙ пенсионный ФОНД"
Прокурор разъясняет
Безопасность
ПРОВЕРКИ
Газета «Лефортово»
Есть работа!
Совет ветеранов Лефортово
Навстречу 70-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов
К 200-летнему юбилею Победы России в Отечественной войне 1812 года
Государственная служба
Управление многоквартирными домами
Самоуправление и ТСЖ в районе Лефортово
Капитальный ремонт
московский антикоррупционный комитет
Фотогалерея
Отдел строительства
Сделано у нас
Энергосбережение и энергоэффективность
Конкурсы - фестивали
Из глубины веков… ЧАСТЬ III
 


В 1777 году два берега Яузы соединил каменный Дворцовый мост (ныне Лефортовский). Он построен на месте старого деревянного по проекту архитектора Семёна Яковлева. Дворцовый мост напоминает знаменитый Каменный, выстроенный в 1692 году через Москву-реку, который называли восьмым чудом света. Основное отличие – отсутствие башни с двухшатровым верхом.

При реконструкции 1940 года повысили проезжую часть моста, увеличили ширину, но при этом сохранили старинные мощные опоры, скопированные с Каменного московорецкого моста.

Дворцовый мост по замыслу вёл в новую московскую резиденцию Императрицы – Екатерининский дворец на Яузе. Его величественный фасад и по сей день украшают шестнадцать колонн коринфского ордера из серого мрамора на фоне розоватых стен.

Это самая большая в Москве колоннада. Но пожить в таком грандиозном и вместе с тем изысканном дворце Екатерине Великой не довелось, уж больно надолго растянулось его строительство.

Новый Император Павел I, во всём осуждавший мать, повелел Императорскую резиденцию перенести на противоположный берег Яузы. Матфею Казакову было поручено перестроить дом графа Безбородко, подаренный Императору, под новый дворец, получивший название Слободского. Перестройка велась и днём, и ночью.

Великолепное творение искусства – Екатерининский дворец – Павел I распорядился отдать под казармы. Московский военный губернатор князь Ю. В. Долгоруков получил указ: «Приняв в свое ведомство Екатерининский дворец, обратите оный на казармы, предоставляя собственному усмотрению вашему, конный ли полк или же пехотный в оных поместить удобнее».

 

 

Во дворце разместили на первых порах «гарнизонный Архарова 2-й полк», солдаты которого прославились своими буйными выходками. В русском языке даже возникло новое слово – архаровец в значении непредсказуемый. А затем тут появились настоящие казармы. Так на Яузе зародился военный городок.

Следует отметить, что Екатерининские казармы – первые в России. До этого времени солдат расквартировывали по домам на постой. Уплатив определённый налог, можно было разместить вывеску на своём доме: «Свободен от постоя».

Но армия росла и крепла, поэтому требовалось решить вопрос на государственном уровне. И вслед за Екатерининскими казармами стали появляться другие. А перед Екатерининским дворцом, который в народе прозвали «солдатскими хоромами», был устроен военный плац, где неустанно маршировали солдаты.

Самое удручающее впечатление на нового Императора произвело состояние Военного госпиталя в Лефортове. Он распорядился выделить средства не только на ремонт помещений, но и на возведение новых строений. По проекту архитектора И. В. Еготова за пять лет было выстроено новое здание госпиталя. Это одно из лучших произведений классицизма в Москве. Окончание строительства Павел I не застал. Он процарствовал четыре года, четыре месяца и четыре дня.

От Павловской эпохи на Яузе остался Слободской дворец, в котором не раз вершились судьбы Отечества.

12 июля 1812 года император Александр I в его стенах обратился к московскому дворянству и купечеству с призывом создавать ополчение. Вскоре собрали огромные средства, и главнокомандующим был избран М. И. Кутузов. По словам князя П. А. Вяземского, после собрания в Слободском дворце война приобрела народный характер.

Неслучайно вместо знамён народное ополчение несло хоругви.

Среди полков, прославившихся в Бородинской битве, следует особо отметить Астраханский полк. О нём напоминает историческое здание в Лефортове – Астраханские казармы на Золоторожской (ныне Волочаевской) улице. Легендарный полк размещался на берегу Яузы вплоть до революции.

 

 

Особую роль в защите Отечества в 1812 году сыграл Московский военный госпиталь, основанный Петром I в Лефортове. Раненые начали поступать в Госпиталь в начале августа. После Бородинской битвы в филиале Госпиталя –Екатерининском дворце (в то время его нередко называли Головинским) было 15 000 раненых. Персонал Военного госпиталя обслуживал также все московские временно-военные госпитали, развёрнутые в казармах, дворцах, институтах.

В начале сентября после приказа фельдмаршала Кутузова об оставлении Москвы началась подготовка к эвакуации раненых. Из Московского госпиталя и его филиала удалось эвакуировать более 17 000 человек. Их везли на подводах в Коломну, а потом водным путём по Оке переправляли в Касимов и другие города.

Во время пожара Москвы, занятой французами, Лефортово, защищённое Яузой, пострадало меньше Немецкой слободы. С 1812 года оно вошло в черту города. Однако все дворцы и на правом берегу Яузы, и на противоположном после непрошеных гостей пришлось перестраивать.

В самом удручающем положении дольше всех оставался Лефортовский дворец: «Сама природа, без всякой человеческой заботы, украсила его дикорастущими большими деревьями по окнам, дверям, кровле и т. п. В нём имели пристанище стаи птиц и толпы жуликов, так что поздно вечером и ночью никто не смел проходить мимо».

Екатерининский дворец восстановили к 1823 году. Внутри здание было заново отделано по проекту О. И. Бове в стиле ампир. Здесь разместился Смоленский кадетский корпус, который затем был переименован в Московский кадетский корпус (с 1838 года – 1-й Московский кадетский корпус). Его домовой церковью стал Петропавловский храм, освящённый в память покойного Государя Павла Петровича.

 

 

В 1828 году с севера к Екатерининскому дворцу было пристроено новое здание, в котором с 1849 года расположился 2-й кадетский корпус. У него была своя домовая церковь во имя архистратига Михаила. Эти военные учебные заведения пользовались очень высокой репутацией. Они дали образование многим тысячам русских офицеров.

1-й кадетский корпус в 1833 году окончил будущий знаменитый художник Павел Федотов, основатель бытового жанра.

Не имея специального образования, Федотов увлёкся батальной живописью, а также рисовал сатирические сцены и карикатуры. Когда его рисунки попали на глаза И.А. Крылову, прославленный баснописец со свойственной ему прозорливостью угадал призвание Федотова. В письме к молодому художнику Крылов посоветовал ему обратиться к воспроизведению сцен из народной жизни. Ошеломляющий успех Павлу Федотову принесла одна из его первых работ «Сватовство майора».

Выпускник 2-го кадетского корпуса Александр Скрябин стал выдающимся композитором и пианистом. Среди его новаторских музыкальных произведений «Божественная поэма», «Поэма экстаза», «Прометей», в которых отразилась бурлящая предреволюционная эпоха.

Яркое дарование музыканта впервые было замечено ещё в годы учёбы в кадетском корпусе. «В день нашего корпусного праздника у нас устраивался концерт, в котором принимали участие знаменитые артисты того времени, – вспоминал один из выпускников корпуса, – и вдруг наша шумливая кадетская масса увидала Сашу на эстраде.

Выступление Скрябина было покрыто бешеными аплодисментами. Кадеты так неистовствовали, что в их усмирение должны были вмешаться воспитатели и, наконец, сам директор...»

Не бросая учёбу в корпусе, Александр Скрябин поступил в консерваторию для получения второго образования, которое и стало для него делом всей жизни.

Во 2-м кадетском корпусе учился будущий классик русской литературы Александр Куприн. Особое место в его творчестве занимает военная трилогия. Вспоминая годы своего детства и отрочества, Куприн написал повесть «На переломе (Кадеты)», прославился в 1905 году повестью «Поединок», в эмиграции в 1928 – 1933 годах создал роман «Юнкера» и вернулся умирать на Родину.

Здесь между двумя революциями созрел его яркий талант. Работая во Франции над автобиографичным романом «Юнкера», он уже мысленно вернулся в Москву своей юности. В самом слове юнкер для него был заложен огромный запас жизненной силы, которая выплёскивалась за стены Александровского военного училища, расположенного в центре Москвы, и за стены Красных казарм, где располагалось Алексеевское военное училище.

 

 

Знаменитые Красные казармы входили в комплекс Екатерининского дворца. Название объясняется просто: они выстроены из красного кирпича. В этом здании с 1824 года располагался Московский гарнизонный полк. Потом во второй половине ХIХ века – Алексеевское военное училище. Из военного городка Лефортово превратилось в элитный военный район Москвы.

В 1856 году здесь прошло последнее грандиозное дворцовое торжество в честь коронации Александра II. Оно завершилось на плацу перед Екатерининским дворцом невиданным до той поры салютом. Впервые использовалось электрическое дистанционное управление стрельбой из пушек.

Мощным толчком для развития Лефортова стала отмена крепостного права в 1861 году. Москва, словно магнит, притянула к себе тысячи людей из провинций. Многие из них нашли работу в Заяузье на ткацких фабриках и заводах.

В 1866–1868 годах была построена Московско-Курская железная дорога. Рядом с ней возникли Главные вагонные мастерские, от которых ведёт свою историю Московский завод по модернизации и строительству вагонов имени В. Е. Войтовича.

В 1869 году немецкие предприниматели Дангауэр и Кайзер открыли в Лефортове кузнечно-слесарную мастерскую. Она постепенно превратилась в механический завод, который в то время казался гигантом (после революции завод «Компрессор»).

В 1881 году в Лефортове появилась первая сортировочная станция Московско Рязанской железной дороги и депо «Москва – Сортировочная».

В 1883 году на окраине Москвы, за Рогожской заставой, французский предприниматель Юлий Гужон построил небольшие мастерские, изготовлявшие проволоку, на базе которых в дальнейшем вырос завод.

В 1890 году была построена первая мартеновская печь. В 1913 году работали уже семь мартеновских печей, выплавлявших более 90 000 тонн стали в год, несколько мелкосортных и листопрокатных станов. Завод выпускал главным образом простое железо, железную проволоку, гвозди, болты и др. Завалка шихты, подача заготовок к прокатным станам и другие операции производились вручную. В 1918 году завод был национализирован. С 1922 года он носит название – завод «Серп и молот».

Заводы и фабрики обрастали своими слободками по соседству с военными корпусами, Головинским садом и дворцом. Так появилась «Дангауэровка» к югу от Владимировского шоссе.

В 1896 году указом Министра финансов России Сергея Юльевича Витте в Российской Империи была введена государственная монополия на производство и продажу спиртных напитков.

24 июня 1901 года на берегу реки Яузы состоялось открытие и освящение «Московского казенного винного склада № 1», впоследствии ликеро-водочного завода № 1. Это место было выбрано не случайно, здесь находились артезианские скважины, славившиеся своей водой. Здание склада – замечательный образец промышленной архитектуры начала XX века, сохранивший свой исторический облик и сегодня.

«Винный склад №1» являлся самым крупным и мощным предприятием в стране. В год он должен был выпускать 2 млн 100 тысяч вёдер вина (около 2,6 млн декалитров), в то время как два других склада выпускали лишь по 1 млн 50 тыс вёдер (казённое водочное ведро – 12 литров). На складе № 1 в то время трудилось около полутора тысяч человек.

 

 

К 1914 году ассортимент выпускаемой продукции расширился до пяти наименований: теперь здесь выпускали водки «Московскую особенную», «Хлебное вино», «Столовое вино», «Горилку» и наливку «Запеканка». «Московская особенная», пожалуй, самый знаменитый сорт русской водки, созданный на основе разработок великого химика Д. И. Менделеева.

С 1914 по 1925 год завод был закрыт в связи с введением в стране «сухого закона» на период войны. Некоторое время в его здании располагался военный госпиталь, однако запрет на производство не был абсолютным. Склад № 1 производил спирт для нужд армии и «учреждений народного здравия», отпускал вино иностранным гражданам и дипломатическому корпусу, выполнял заказы на поставку спирта союзнической Франции. Часть производственных мощностей была переориентирована на выпуск лекарственных средств на спиртовой основе.

Земля в Заяузье до революции была дешёвой, поэтому здесь, рядом с церквями и старинным парком, возникали благотворительные заведения: вдовьи дома и квартиры для неимущих. Сюда с Покровки перебралась община сестёр милосердия «Утоли моя печали», названная так в честь чудотворной иконы.

Община была основана княгиней Натальей Борисовной Шаховской, ученицей известного своей благотворительностью доктора Гааза. В 1872 году Наталья Борисовна приобрела большую усадьбу в Лефортове, известную как дом купцов Матвеевых, для начала строительства благотворительного центра.

В 1875 году по соседству с Главным военным госпиталем, в новом трёхэтажном здании, была открыта больница. Она включала терапевтическое, неврологическое, хирургическое и гинекологическое отделения, а также отделение по уходу за неизлечимыми больными. В работе больницы принимали участие лучшие московские врачи, включая С. П. Боткина.

 

 

Корреспонденты одной из московских газет, побывав в новой больнице, отметили: «Нет ни специфической стрижки, ни специфической одежды, в обращении с больными особенная деликатность. В углу палаты располагается киот, одежда больных и обстановка близки к домашней. Вместе с корреспондентами к палатам прошла княгиня, легко заговаривая с каждым и многих зная в лицо».

Домовая церковь, освящённая во имя иконы «Утоли моя печали», находилась на втором этаже. Со стороны двора и сегодня видна полукруглая апсида храма. Работа сестёр милосердия не ограничивалась стенами больницы. Неслучайно за проявленную ими самоотверженность на фронтах русско-турецкой войны Император Александр II принял общину под свою опеку. С тех пор она стала называться Александровской.

В 1883 году в память об убиенном Императоре на первом этаже больничного корпуса освятили небольшую церковь во имя его небесного покровителя – Святого Благоверного князя Александра Невского.

В 1892 году Александровская община сестёр милосердия «Утоли моя печали» приняла участие в борьбе с эпидемией тифа в Иркутском крае, а также с эпидемией холеры на Волге, где был создан плавучий госпиталь. Работа была опасной – двадцать сестёр заразились и погибли. За помощь страждущим во время эпидемий тифа и холеры тридцать сестёр общины удостоились серебряных медалей на Анненской ленте.

В 1895 году при общине появилась фельдшерская школа – прообраз курсов медицинских сестёр.

На следующий год рядом с больницей вырос трёхэтажный кирпичный корпус, специально построенный для детского приюта. Последняя русская Императрица Александра Фёдоровна была его Высочайшей покровительницей.

В этом приюте были прекрасно оборудованы учебные классы, спальни, игровые комнаты. В летнее время воспитанницы приюта жили на подмосковной даче неподалёку от станции Пушкино Ярославской железной дороги в сосновом бору, который назывался Царь-Дар.

Детей воспитывали так, чтобы по выходе из приюта они смогли начать самостоятельную жизнь. Особо одарённые оканчивали классические гимназии, и даже с золотой медалью. Некоторые воспитанницы после обучения в фельдшерской школе оставались работать в общине.

 

 

Теперь здесь расположилась городская клиническая больница № 29 им. Н. Э. Баумана.

На Госпитальной площади, рядом с больницей №29, оснащённой самым передовым оборудованием, – небольшая церковь, построенная во дворе общины сестёр милосердия «Утоли моя печали» в 1903 году.

Это церковь Воскресения Словущего, названная так в честь Обновления храма Воскресения Христова. Она была построена на средства купца И. А. Меньшикова, по проекту архитектора И. И. Поздеева как однокупольный храм с восьмискатной крышей и четырёхугольней колокольней. Предназначалась для отпевания умерших.

После 1917 храм был закрыт, а колокольня разрушена. Корпуса общины заняла городская клиническая больница № 29 им. Н. Э. Баумана. В храме размещались архив, аптека больницы, военно-медицинский факультет Института усовершенствования врачей. В 1999 году храм возвращён Русской Православной Церкви. Он отреставрирован, с восстановлением иконостаса, приходом Святых апостолов Петра и Павла в Лефортове. Богослужения ведутся с апреля 2001 года.

Недавно при входе в больницу № 29 им. Н. Э. Баумана появилась надвратная икона Богоматери «Утоли моя печали». Видимо, мы живём в переходную эпоху, которую можно было бы охарактеризовать именем другой чудотворной иконы – «Умягчение злых сердец». Но времена, как известно, не выбирают.

Наталье Борисовне Шаховской довелось жить в эпоху, о которой Александр Блок

сказал:

Двадцатый век... Ещё бездомней,

Ещё темнее жизни мгла,

Ещё мрачнее и огромней

Тень Люциферова крыла…

16 июня 1904 года, как предвестник грядущих событий, над Москвой со страшным шумом и свистом, в ослепительном свете молний пронёсся смерч. По воспоминаниям очевидцев, по воздуху носились деревья, брусья, брёвна, какая-то изогнутая железная лестница и целые крыши.

На следующий день в одной из газет появилось сообщение о том, что вихрь благополучно перенёс одного мальчика из Сокольников на другой конец Москвы.

Остались воспоминания писателя Владимира Алексеевича Гиляровского под названием «Ураган в Москве»: «Вчера, в исходе 5-го часа дня, пронёсся над Москвой страшный ураган с грозой и градом, местами сыпавшим величиной с куриное яйцо. Разразившееся бедствие так ужасно, что сразу подробно описать его невозможно. Особенно подверглись несчастью местности Лефортово, Сокольники, местами Басманная часть и Яузская. В Лефортове на улицах Хапиловской, Госпитальной, Ирининской, Коровьем Броде, Гавриковом пер. и Ольховской улице разрушена масса зданий, домов, поранены и убиты люди и скот. Вырваны телеграфные столбы, полуразрушено несколько домов, повреждены церкви, часовни, у которых местами разрушены купола, поломаны кресты и сбиты церковные тяжёлые ограды.

Из официальных учреждений сильно пострадали в Лефортове кадетские корпуса, где сорваны совершенно все крыши с частью чердака. Создания Военного госпиталя над всем корпусом сорвана крыша, местами разрушен чердак, унесены бурей деревья; со здания военно-фельдшерской школы сорвана вся крыша, разрушена часть чердака, совершенно разрушен и уничтожен разнесённый ураганом на части летний барак… Обширная Анненгофская роща вся уничтожена бурей и раскидана щепами по окрестностям. Лефортовский сад подвергся той же участи. Здание бывшего Лефортовского дворца также не миновало общей участи: над ним сорвана вся крыша и выбиты окна. Такая же участь постигла Лефортовскую часть – Каланча уцелела, а крыши со всех корпусов сорваны и выбиты во всём здании окна»

 

 

Подобно тому как, по легенде, Анненгофская роща выросла за один день, также внезапно она была уничтожена. Гиляровский писал: «В полночь при ярком свете луны стоял я один-одинёшенек посреди этой рощи, или, вернее того, что было рощей. Долго стоял в ужасе посреди разбитых, расщеплённых вековых сосен, пересыпанных разорванными ветвями.

Всем приходилось видеть сосны, разбитые молнией. Обыкновенно они расщеплены и переломлены. Всем приходилось видеть деревья, вырванные бурей с корнем. Здесь, в погибшей роще, – смешение того и другого, очень мало вырванных с корнем – почти все деревья расщеплены и пересыпаны изорванными намелко ветвями.

Я стоял посреди бывшей рощи. Среди поваленных деревьев, блестевших ярко белыми изломами на тёмной зелени ветвей. Их пересекали чёрные тени от высоких пней, окружённых сбитыми вершинами и оторванными сучьями. Мёртвый блеск луны при мёртвом безмолвии леденил это мёртвое царство. Ни травка, ни веточка не шевелилась. Даже шум города не был слышен. Всё будто не жило.

Вот передо мной громадные разрушенные здания кадетского корпуса и военно-фельдшерской школы с зияющими окнами, без рам и стекол и чёрными отверстиями между оголённых стропил. Правее, на фоне бледного неба, рисовался печальный силуэт пятиглавой церкви и конусообразной колокольни без крестов... Ещё правее – мрачная, тёмная военная тюрьма, сквозь решётчатые окна которой краснели безотрадные огоньки.

 

 

Я шёл к городу, пробиваясь между беспорядочной массой торчащих во все стороны ветвей, шагая через обломки. Было холодно, жутко. И рядом с этим кладбищем великанов, бок о бок, вокруг мрачной громады тюрьмы уцелел молодой сад. Тонкие, гибкие деревца, окружённые кустарниками, касались вершинами земли, – но жили.

Грозная стихия в своей неудержимой злобе поборола и поломала могучих богатырей и не могла справиться с бессилием.

И кругом зданий корпуса и школы среди вырванных деревьев уцелели кустарники. Разбиты каменные столбы, согнуты и сброшены железные решетки, кругом целые горы свернутого и смятого, как бумага, кровельного железа и всевозможных обломков, среди которых валяется труп лошади.

Проезжаю мимо церкви Петра и Павла, с которой сорваны кресты, часть куполов и крыша. Около Военного госпиталя груды обломков. Здания без стёкол и крыш, сорвана и разбита будка – квартира городовых, сад фельдшерской школы в полном разрушении...

Дальше – госпитальный вековой парк без деревьев: одни обломки. Мост через Яузу сорван. Направо и налево, вплоть до Немецкого рынка.

Картина разрушения здесь поразительна. Особенно ярка она с Коровьего Брода, если смотреть от здания Лефортовской части. Направо разрушенный верх Лефортовского дворца, впереди – целая площадь домов без крыш…»

На месте Анненгофской рощи, уничтоженной за одну ночь ураганом 16 июня 1904 года, Городская Дума постановила построить в честь 300-летия дома Романовых большую больницу.

Однако Первая мировая война и революция сорвали этот замысел. Во время ноябрьских боёв 1917 года элитное военное Лефортово стало оплотом ожесточённого сопротивления большевикам.

 

 

Когда красноармейцы прорвали оборону Дворцового моста и ворвались в Заяузье, бои продолжались на улицах. Алексеевское военное училище продержалось две недели, и только подогнанная артиллерия заставила юнкеров и кадетов отступить.

Кстати, именно в те дни появилось словосочетание Белая гвардия. На первых порах оно обозначало студенческие дружины, которые первыми приняли на себя огонь.

Артиллерийская стрельба по Кремлю, Манежу, гостинице «Метрополь» и в Заяузье сломила отчаянное сопротивление.

Потом красные отмечали 7 ноября как день своей победы. А белые – 8 ноября, день поминовения Вмч. Дмитрия Солунского, покровителя воинов. И для них поражение, по молитвам Великомученика, оборачивалось возможностью победы. Думалось, переступая порог храма, даже разрушенного, человек вступает в круг Вечности, где всё предопределено прежде всех вех и, возможно, расписано по дням.

 

Лефортово / Автор текста Н. Сидорина; Фото ил. И. Золотинский, Л. Сидорина. –М.: ООО «Центральный издательский дом», 2012. - 144 с.: ил.


НОВОСТИ
31-10-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 16 ноября 2016 года

 

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 16 ноября 2016 года

 

04-10-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 19 октября 2016 года

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 19 октября 2016 года

 

29-08-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 21 сентября 2016 года

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 21 сентября 2016 года

12-08-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 17 августа 2016 года

 

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 17 августа 2016 года

29-06-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 20 июля 2016 года

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 20 июля 2016 года

25-05-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 15 июня 2016 года

 

 Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 15 июня 2016 года

30-04-2016
Жители района Лефортово смогут встретится с главой управы в мае

 

Глава управы района Лефортово Сергей Толкачев встретится с жителями 18 мая 2016 года.

 
Веб студия
УльтраСайт
Продвижение сайта и создание сайта
© Управа района Лефортово города Москвы
111250, г.Москва, Проезд завода Серп и Молот, дом 10
Контактный телефон (круглосуточно): (495) 362-86-30
Электронная почта:[email protected]