ПравительствоПрефектураГАЗЕТА ЛЕФОРТОВОИнтернет приемная
Благоустройство района 2016
Основной сайт управы района Лефортово
Карта сайта
Главная
О районе Лефортово
Управа района Лефортово
МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ОКРУГ ЛЕФОРТОВО
Государственные услуги
Куда обратиться при несчастном случае
Совет муниципальных образований ЮВАО
МФЦ района Лефортово
ПРЕСС-ЦЕНТР
Мэр Москвы – о развитии города
Москва. Для жизни. Для людей.
Куда обратиться
Противодействие коррупции
Антитеррористическая комиссия
ОДНО ОКНО
Жилищно-коммунальное хозяйство
ГБУ "Жилищник района Лефортово"
ГКУ ИС района Лефортово
ГБУ по работе с населением Лефортово
Молодежная палата
ПРОГРАММА комплексного развития района Лефортово
Публичные слушания 2015 год
Потребительский рынок и услуги
Бюджет управы района Лефортово
Социальная сфера
Спортивная и досуговая работа
КДН и ЗП
ОМВД информирует
Общественные пункты охраны порядка
МЧС информирует
"МОЙ пенсионный ФОНД"
Прокурор разъясняет
Безопасность
ПРОВЕРКИ
Газета «Лефортово»
Есть работа!
Совет ветеранов Лефортово
Навстречу 70-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов
К 200-летнему юбилею Победы России в Отечественной войне 1812 года
Государственная служба
Управление многоквартирными домами
Самоуправление и ТСЖ в районе Лефортово
Капитальный ремонт
московский антикоррупционный комитет
Фотогалерея
Отдел строительства
Сделано у нас
Энергосбережение и энергоэффективность
Конкурсы - фестивали
Из глубины веков… ЧАСТЬ II
 


В январе 1721 года Государь с Государыней почтили свадебные торжества Евдокии Головиной, дочери Ивана Михайловича Головина, и Александра Петровича Пушкина, прадеда поэта. Как отмечалось в церемониальном журнале: « Их Величества кушали в доме и были на свадьбе Пушкина». Так породнились два славных рода, о чём Александр Сергеевич Пушкин, несомненно, знал, поскольку чрезвычайно интересовался историей своего рода.

Два чувства дивно близки нам,

В них сердце обретает пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

 

 

Братья Головины, оба адмиралы, один из которых – прадед великого поэта, стояли у истоков создания русского флота. Иван Михайлович Головин ещё успел в 1714 году поучаствовать в Гангутском морском сражении, когда Россия, заявив о своей силе и мощи, вошла в Европу, по словам Александра Сергеевича Пушкина, «как спущенный корабль, при стуке топора и громе пушек».

Кстати, основатель фамилии Григорий Александрович Морхинин, по прозвищу Пушка, как показали последние исследования, был первым артиллеристом России во времена Куликовской битвы.

Бояр старинных я потомок…

Видимо, неслучайно последний труд Пушкина – «История Петра». Собирая материалы, он подолгу засиживался в Архиве Коллегии Иностранных дел в Хохловском переулке, 7. А за стенами бурлила московская жизнь, в которой поэт ловил отголоски Петровской эпохи. Неподалёку протекала Яуза – река его детства. По удивительному стечению обстоятельств, он родился на берегу этой большой извилистой, как русская история, реки.

В зрелые годы поэт вернулся сюда, чтобы написать правдивую «Историю Петра».

Труд остался не завершённым, но документально продуманным. В личности Петра Пушкин подметил высоту помыслов и тяжёлую поступь монарха. Николай I распорядился не печатать «по причине многих неприличных выражений на счёт Петра Великого».

Но слово осталось. И каменная летопись веков неизгладима.

 

 

У наследников графа Фёдора Александровича Головина в 1723 году Пётр выкупил усадьбу на берегу Яузы, где начиналось строительство флота, и превратил её в Императорскую резиденцию. В устройстве сада на европейский манер с фигурными прудами, плотинами и каналами ему помогал лейб-медик Николас Бидлоо.

По преданию, Пётр сам посадил в парке первые деревья. За симметричную планировку улиц Лефортово, основанное Петром Великим в Заяузье, называют прообразом Санкт-Петербурга.

Аллеи Головинского сада хранят гул шагов минувших эпох. А зеркальная гладь воды – это вернисаж природы. Пётр Великий мечтал доплыть водным путём из Санкт-Петербурга до Москвы и высадиться в Головинском саду в поместье генерал-фельдмаршала Фёдора Александровича Головина. Об этом гласит надпись на памятнике Петру Великому, поставленному в 1805 году: «Труды Миниха моего сделали меня здоровым. Я надеюсь некогда ехать вместе с ним водою из Петербурга в Москву и выйти на берег в Головинском саду».

Эти слова первый российский Император произнёс в ноябре 1724 года в связи со строительством канала, который должен был соединить Санкт-Петербург с Москвою. Пётр Великий не забыл места своего детства и юности. Здесь, на Яузе, зарождался российский флот, для которого так много сделал адмирал Ф. А. Головин.

Неутомимый путешественник, он умер неожиданно по дороге в Киев 30 июля 1706 года. Из-за жары и военных дел его тело было доставлено в Москву только зимой.

В книге «Старая Москва» М. И. Пыляева содержатся интересные сведения о похоронах Головина: «В год смерти второго директора Русского театра, графа Ф. А. Головина, второй антрепренёр, бывший золотых дел мастер Артемий Фюрст принимал участие в церемонии его похорон; последние, как известно по уцелевшей гравюре, отличались необыкновенной пышностью, актёрам были выданы из театрального платья “латы добрыя, всея воинские одежды и с поручи, и с руками”...»

На могильном памятнике Ф. А. Головину в Успенском соборе Симонова монастыря было начертано: «Лета от сотворения мира 7214-го, а от Р. Х. 1706 года, июля 30 дня, на память Святых Апостол Силы и Силуана, преставился Его Высокографское Превосходительство Фёдор Алексеевич Головин, римского Государства Граф, Царского Величества Государственный Великий Канцлер и посольских дел Верховный Президент, ближний боярин, морского флота Адмирал, наместник Сибирский и Кавалер чинов: Св. Апостола Андрея, Белого

Орла и “Генерозитеи” и пр...»

Как сказал поэт:

Завидую тебе, питомец моря смелый,

Под сенью парусов и в бурях поседелый!

Спокойной пристани давно ли ты достиг –

Давно ли тишины вкусил отрадный миг –

И вновь тебя зовут заманчивые волны…

 

 

Многие начинания Петра и его сподвижников в Заяузье сохранились. 25 мая 1706 года Петром I на имя боярина Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина был дан указ: «…Построить за Яузой-рекою против Немецкой слободы в пристойном месте гошпиталь для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям… да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, набрать для аптекарской науки 50 человек…»

Из воспоминаний Николаса (Николая) Бидлоо:

«Свое призвание и честь я искал в практической медицине, в то же время проявлял склонность к различным искусствам и наукам, таким как живопись, рисование, музыка, математика, геометрия, архитектура». «По челобитью дохтурскому» Петр I пожаловал ему большой участок – площадью 240 квадратных саженей (около 1100 кв. метров) у самой Яузы. Царь распорядился: «Подле госпитального двора... владеть ему дохтуру и жене его и детям впредь бесповоротно и всякое строение, какое ему надлежит строить, и потом ему на ту землю дать из Монастырского приказу данную».

В 1706 – 1707 годах в Заяузье был построен Военный госпиталь по образцам европейских, с линейным расположением корпусов и симметричной планировкой, хотя на первых порах деревянный. При госпитале был открыт анатомический театр, хирургическая школа, разбит ботанический сад с лекарственными растениями. Это было первое в России государственное лечебное учреждение.

Не раз перестроенное, оно до сих пор одно из лучших в России – ныне Главный военный клинический госпиталь имени академика Н. Н. Бурденко.

В 1711 году в Лефортовской солдатской слободе над Яузой возвели Петропавловский храм, посвящённый небесным покровителям Петра Великого апостолам Петру и Павлу. Изначально он был деревянным, поскольку в 1704 году в связи со строительством Петербурга царь издал указ, запрещающий сооружение каменных зданий во всех других городах.

Этот Петропавловский деревянный храм пережил не один пожар. И даже каменный собор, выстроенный на его месте в 1771 году, воспроизводит его древнерусские черты. В нём никогда не прекращалась служба.

 

 

Мощный заряд Петровской эпохи передался последующим поколениям. Лефортово стало Московской резиденцией российских императоров.

Здесь по приезде в Москву в Лефортовском дворце останавливался внук Петра Великого Пётр II, отправивший в отставку Меншикова. В лесах Заяузья он охотился с любимой тёткой Елисаветой, которая умела приятно жить.

Но правление юного Императора оказалось недолгим. 30 ноября 1729 года, вскоре после неожиданной смерти дорогой сестры Натальи, четырнадцатилетний Пётр II обручился с княжной Екатериной Долгорукой. В Лефортовский дворец на обручение восемнадцатилетняя красавица-невеста приехала из Головинского дворца. Свадьба была назначена на 19 января. Казалось, ничто не предвещало беды.

Но в конце декабря жених захворал. Пытаясь побороть болезнь, 6 января Пётр объявил, что будет присутствовать на крещенском водосвятии. День выдался морозным. Опоздав на водосвятие, он поехал на парад. Во дворец Император возвращался по заснеженным улицам Москвы вместе с невестой, стоя на запятках её саней. В тот же вечер, почувствовав сильный озноб, Пётр слёг в постель. Врачи обнаружили оспу. При дворе началось волненье и споры о престолонаследии. 18 января врачи объявили, что положение Императора безнадёжно. Он был в беспамятстве. Во втором часу ночи Пётр приказал подать лошадей, чтобы ехать к сестре Наталье Алексеевне, и через несколько минут скончался в день назначенной свадьбы.

На престол вступила Анна Иоановна. Приехав в Москву на коронацию, она полюбила Лефортово и приказала строить в Заяузье дворцы. Так появились Летний Анненгоф и Зимний Анненгоф в стиле барокко. Архитектор Франческо Бартоломео Растрелли.

Прославленный итальянский архитектор вспоминал: «Я построил большой двухэтажный дворец из дерева, с каменными погребами, наименованный Анненгоф, фасад которого, обращённый в сторону города Москва, имел более 100 туаз в длину, не считая галерей, выходивших во двор и имевших в длину более 60 туаз; вместе с этим большим зданием, там был сделан сад в сторону деревни, а также терраса на против названного дворца, вся из тёсаного камня, с большим спуском, над которым был сделан цветочный партер, окружённый пятью бассейнами, с фонтанами, украшенный статуями и вазами — всё в позолоте. Это большое сооружение состояло более чем из 400 комнат, помимо большого зала, и имело две парадные лестницы, также украшенные скульптурой, а в главных апартаментах плафоны были расписаны живописью. Это обширное строение было выполнено менее чем в четыре месяца, включая меблировку. Число рабочих всякого рода, которые были там заняты, превышало 8000 человек».

 

 

Как следует из старинных описей 1733 года, в саду на каменной плотине, украшенной резьбою, стояла статуя Венеры, а под плотиною – золочёные купидоны. У другого пруда на плотине высилась статуя Самсона, а под нею – золочёные сфинксы.

Зимний Анненгоф, построенный по проекту Растрелли в 1730 году в Кремле, через шесть лет был перенесён в Заяузье и установлен по соседству с Летним Анненгофом. Растрелли писал: « Я построил в городе Москве, в царствование Императрицы Анны, прежде вдовствующей герцогини Курляндской, Зимний дворец из дерева на каменном фундаменте. Это здание было расположено близ нового Арсенала, недалеко от Кремля. В этом здании был большой зал, украшенный несколькими колоннадами и скульптурой, а также парадные апартаменты».

Летний Анненгоф и дополняющий его Зимний дворец в предместьях Москвы поражали современников своей изысканной роскошью, характерной для эпохи барокко. При Анне Иоановне садово-парковый ансамбль на Яузе стали называть «русским Версалем». Испанский дипломат герцог де Лириа писал:

«Императрица Анна толста, смугловата, и лицо у неё более мужское, нежели женское. В обхождении она приятна, ласкова и чрезвычайно внимательна. Щедра до расточительности, любит пышность чрезмерно, отчего её двор великолепием превосходит все прочие европейские. Она строго требует повиновения себе и желает знать всё, что делается в её государстве, не забывает услуг, ей оказанных, но вместе с тем хорошо помнит и нанесённые ей оскорбления».

По одной из легенд, однажды во время охоты Анна Иоанновна обронила в ручей охотничий рожок. Потеря для царицы невелика, зато ручей обрёл название Золотой Рожок. Впоследствии героиней этой легенды делали уже другую Императрицу, любительницу охоты, Елизавету Петровну.

Однако такое толкование топонимики древней местности трудно принять. Согласно церковным преданиям, название ручья связано с путешествием митрополита Алексия в Константинополь, о чём уже было рассказано на этих страницах.

Но, возможно, Анна Иоанновна действительно обронила золотой рожок в ручей, и он оправдал своё название, во всяком случае в глазах подданных, всегда готовых угодить царице.

 

 

Известный журналист и краевед Гиляровский обратил внимание на ещё одно любопытное предание глубокой старины:

«Живя во дворце в Лефортове, Императрица Анна Иоанновна однажды сказала: – Прекрасное место. Вот если бы перед окнами была роща! Когда на следующее утро Императрица подошла к окну, – напротив, где вчера ещё было голое поле, возвышалась роща. Герцог Бирон приказал в одну ночь накопать деревьев, свезти их и посадить рощу. Так в одну ночь выросла Анненгофская роща».

Заяузье полюбилось и Елизавете Петровне. Прекрасные места для охоты, а также

балов и всевозможных увеселений. Именно сюда в новый дворец она и направилась после коронации в Кремле.

В 1741 году по случаю коронации Елизаветы Петровны в Головинском саду был возведён новый деревянный зимний дворец архитекторами А. П. Евлашёвым и И. К. Коробовым при участии Ф. Б. Растрелли.

В том же году вышел первый архитектурный трактат «Должность архитектурной экспедиции». Его автор гениальный архитектор Пётр Михайлович Еропкин, по генеральному плану которого построен Петербург, был казнён за выступление против бироновщины. Новая императрица пригласила на строительство зимнего дворца на Яузе его учеников.

Елизавета Петровна настолько ненавидела свою предшественницу на троне, что полностью вычеркнула из обихода даже название Анненгоф. Но против словосочетаний Головинский сад, Головинский дворец новая императрица ничего не имела. Она свято чтила друзей своего отца и всё, что было связано с его именем.

На маскарадах Елизавета Петровна любила появляться в гренадёрском мундире Преображенского полка, который был ей очень к лицу. Остались мемуары Екатерины Великой, которая познакомилась со своим будущим супругом, несчастным Петром III, в Головинском дворце. По её словам, Елизавета Петровна иногда предлагала всем участницам маскарада переодеться в мужские костюмы, а кавалерам – наоборот, в дамские.

 

 

В 1753 году роскошный зимний дворец на Яузе уничтожил страшный пожар. Тогда по приказу Императрицы был отстроен за шесть недель ещё более великолепный новый дворец по проекту известного архитектора Д. В. Ухтомского, создателя Триумфальных Красных ворот, через которые Елизавета Петровна въехала в Москву на коронацию.

В конце ХVIII века на самой вершине холма на месте давно сгоревшего Летнего Анненгофа и Головинского дворца был воздвигнут Екатерининский дворец на Яузе в стиле раннего классицизма. Над его созданием потрудились архитекторы Антонио Ривальди, Пётр Маркулов, Карл Бланк, Джакомо Кваренги.

Строительство растянулось на четверть века (1772 – 1796). 1771 год выдался тяжёлым.

Одно радостное событие для православных – освящение каменного Петропавловского собора накануне храмового праздника.

День Петра и Павла в Лефортове особо почитаем. Поздравляли именинников, вспоминали Петра Великого, желали здравия наследнику престола цесаревичу Павлу.

Но беда уже нагрянула в Москву. В военном госпитале появились первые признаки страшной болезни. Поговаривали, что чёрную чуму занесли солдаты из Турции.

Ликование от побед в русско-турецкой войне сменил чумной бунт. После убийства в сентябре архиепископа Амвросия, который, боясь распространения болезни, не допускал народ к иконе Боголюбской Богоматери у Варварских ворот Китай-города, Екатерина послала на усмирение мятежа графа Г. Г. Орлова.

Он остановился в Головинском дворце.

Ему удалось справиться с чумным бунтом и даже в какой-то степени локализовать болезнь, опираясь на помощь врачей Военного госпиталя. Вот только Головинский дворец в декабре сгорел, возможно, из-за поджога.

В предместьях Москвы, за Камер-коллежским валом, появились два новых кладбища – Ваганьковское и Введенское, где поначалу хоронили умерших от чумы. Введенское стали называть Немецким, поскольку рядом была Немецкая слобода. На нём хоронили иноверцев, но потом стали делать исключения.

Лефортово / Автор текста Н. Сидорина; Фото ил. И. Золотинский, Л. Сидорина. –М.: ООО «Центральный издательский дом», 2012. - 144 с.: ил.


НОВОСТИ
31-10-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 16 ноября 2016 года

 

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 16 ноября 2016 года

 

04-10-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 19 октября 2016 года

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 19 октября 2016 года

 

29-08-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 21 сентября 2016 года

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 21 сентября 2016 года

12-08-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 17 августа 2016 года

 

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 17 августа 2016 года

29-06-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 20 июля 2016 года

 

 

Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 20 июля 2016 года

25-05-2016
Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 15 июня 2016 года

 

 Очередная встреча главы управы района Лефортово С.Г. Толкачева с жителями района Лефортово 15 июня 2016 года

30-04-2016
Жители района Лефортово смогут встретится с главой управы в мае

 

Глава управы района Лефортово Сергей Толкачев встретится с жителями 18 мая 2016 года.

 
Веб студия
УльтраСайт
Продвижение сайта и создание сайта
© Управа района Лефортово города Москвы
111250, г.Москва, Проезд завода Серп и Молот, дом 10
Контактный телефон (круглосуточно): (495) 362-86-30
Электронная почта:[email protected]